Институт Психологии и Психоанализа на Чистых прудахФройд адаптированный для детей

Фусу Л. И. "Человек современный, то есть лиминальный. Социально-философский анализ лиминальности в современном социуме"

 

Введение

Идея исследования лиминальности как исторического, социального и индивидуального явления,связана с нарастающей необходимостью осмысления состояния общества и человека современности с позиций социальной философии.

Актуальность феномена лиминальности возрастает на протяжении примерно полутора последних столетий. Уже в эпоху модерна (то есть в новейшее время), с отказом от многих традиционных социальных и ценностных парадигм, человечество утратило былую стабильность. Оно стало стремительно развиваться – но платит за это постоянными переменами, то есть изменчивостью, непостоянством во всех областях: в политике, идеологии, международном праве и так далее.

Современное общество, в большей или меньшей мере, находится в состоянии кризиса. Это состояние так или иначе диагностируется и осмысливается: от апокалиптических картин мира до перспектив нового мирового порядка. Примерно с конца XIX века мир цивилизованный меняется так быстро, что не успевает это осознать; благодаря глобализации эти перемены так или иначе затрагивают и развивающиеся страны. Развитие технологий ведет к переформатированию социального пространства и созданию информационной реальности. Состояние современного общества заставляет вспомнить о древнем китайском проклятии: «Чтобы ты жил в эпоху перемен».

Кризис настигает индивидов, сообщества, отдельные страны и мировое пространство в целом. Россия переживает кризисное состояние, в большей или меньшей степени, с 1990-х годов.

Новый виток кризиса начался в 2014 году, с обострением внешнеполитической обстановки и экономическими сложностями, что уже привело правительство страны к ряду непопулярных мер.

Выход из кризиса, переживание перемены и перелома (перехода, изменения) невозможен без выработки четкого механизма, который представлял бы собой модель кризисной ситуации и мог бы помогать в ее понимании и преодолении.

Такой механизм, однако, существует: он сравнительно давно описан в теории ритуала (Ritual studies). Переходное, неопределенное состояние человека или общества имеет (в теории ритуалов перехода) название «лиминальность», а сам этот период называется «лиминальным».

Лиминальность – это нормальный и неизбежный этап в любом развитии, однако для «стабильного» состояния он может казаться опасным, хаотичным, неупорядоченным. Лиминальность – это антитезис в диалектической триаде Гегеля, это живущее по вывернутым законам тридесятое царство русской вол-шебной сказки, это символическое умирание человека в процессе инициации и вообще в любом ритуале перехода.

Как правило, люди и социальные общности рассматривают кризис как явление негативное, отрицательное: это можно сказать и об индивидуальных кризисах, и о возрастных (таких как подростковый), и о более масштабных социальных переменах. Несмотря на то, что те или иные перемены и кризисные периоды сопровождают человека с раннего детства до старости, он старается игнорировать их, не замечать, не вспоминать и не признавать.

Это можно сказать и о кризисных, переходных моментах в социальной жизни: их стараются не вспоминать, воспринимают как нечто нежелательное, как «лихие» года. Такое отношение не просто легкомысленно, оно неконструктивно: изглаживая из памяти и отвергая собственный опыт, мы отказываемся и от его уроков, от возможности проработать и интегрировать собственный опыт.

Современное, модерное и постмодерное общество, в отличие от традиционного, ориентировано на идею прогресса, успеха, достижения, улучшения. В этой структуре развития нет логически места для кризиса, кризис психологически воспринимается как неудача, а не как закономерный этап развития. Кризис не запланирован, не встроен в структуру социальных отношений. Однако кризисное, лиминальное состояние – древнейшая часть любого развития, неотъемлемая часть становления как человека, так и общества (и человечества в целом).

Пороговые, лиминальные состояния сопровождают человека в течение всего жизненного пути и маркируют его узловые точки (рождение, взросление, свадьба и т.д.). То же можно отнести и к общественной реальности.

Лиминальность – это любые зоны пограничности, неопределенности, переходности, от физиологически обоснованных (подростковое состояние, продромы, кризис среднего возраста) до мировоззренческих и философских: философия поступка – это философия преодоления лиминальности; так, средневековое строгое общество черпало свои жизненные силы в перевернутом мире карнавала.

Отказ человека от осмысления лиминальной зоны связан с ее нелогичностью, порой даже невербальностью, неспособностью к вербализации (как подросток не может объяснить причин своего отношения к миру). В становлении человека или общества кризис, лиминальность – это момент отрицания ранее принятых ценностей норм, момент символической (социальной) смерти; однако новое рождение возможно только после такой смерти.

Недаром в архаических обществах после инициации, да и в средневековье, после крещения человеку давали новое имя: это означало действительное начало новой жизни. Исследование значимости лиминальности в жизни отдельного человека и социальной реальности весьма важно, поскольку успешный выход из кризиса связан не с его отрицанием, а с по-ниманием его механизма, его задач, его функционирования. Как теория философии, так и психологическая практика нуждаются в общей теории лиминальности, которая включала бы:

– описание причин и структуры лиминального состояния;

– ценностные, сущностные и социальные характеристики лиминальности;

– стратегии существования в лиминальном пространстве / времени;

– механизмы выхода из лиминальности;

– применение данных знаний в социальном моделировании и психологической работе.

Кроме того, необходимость создания теории лиминальности обоснована и изнутри социальной философии. Явление лиминальности (как переходности, пороговости, кризиса) является недостаточно теоретически разработанным, не существует общей стратегии работы с лиминальными состояниями в разных уровнях социального бытия; не разработан механизм их осознанного преодоления – на пути к новому упорядоченному бытию.

 

 

 

 

раздел "Книги"

 

Жерар Швек. Добровольные галерщики

Жерар Швек "Добровольные галерщики"

Некоторые люди представляются рабами  [навязчивого] повторения по ту сторону принципа удовольствия. Они  околдованы своей собственной оператуарной роботизацией.  Иногда они надеются именно на нее, чтобы вытащить себя из ситуаций краха или отчаяния.

 

Клод Смаджа "Оператуарная жизнь"

Элементы психопатологии младенца.

В своих работах по психосоматике Клод Смаджа нашел возможность реализовать мечту детства о познании тайн биологии. Он является в каком-то плане и историком, и ученым, словно ставя старый поезд прежних теорий на новые рельсы.

 

Sechehaye

Лебовиси Серж, Гольс Бернар "Древо жизни"

Вот уже почти 40 лет некоторые из нас, в частности  Рене Дяткин и я, в частности, в ХIII округе Парижа, пробовали определить место психоанализа в психопатологии. Видео коллекция «Éléments de la psychopathologie du bébé?» отражает наше искреннее желание применить на практике аналитическую психопатологию.

 

Тьерри Бокановски ШАНДОР ФЕРЕНЦИ

Sechehaye

Этот текст позволяет оценить метапсихологический талант Ференци. Он выявляет сферу интересов и разработок автора, касающихся связей, существующих в психике между словом, мыслью, репрезентацией и актом.

 

Sechehaye

Маргерит Сешей “Дневник шизофренички”

Как я уже отмечала в своей работе «Символическая реализация», Рене, которая никогда не любила кукол, вдруг в возрасте примерно семнадцати-восемнадцати лет начала играть в куклы, как маленькая девочка. Рассуждая объективно, в этом можно было видеть форму регрессии как следствие эволюции заболевания.