Институт Психологии и Психоанализа на Чистых прудахМихаил Шемякин

Борис Еремин "О творческих сновидениях"

 

Памяти отца посвящается.


В работах многих исследователей бессознательного, образующих оппозицию психоанализу или разделяющих его положения лишь выборочно, отстаивается способность к творческой интеллектуальной деятельности в сновидении. Эта особенность сновидений в концентрированной форме выражена редакторами «Бессознательное: природа, функции, методы исследования» при участии Л.П. Латаша и B.C. Ротенберга. «В ситуациях, когда решение проблемы, основанное на анализе, использующем вербальное мышление, по той или иной причине не удается, такое решение, —полагают они,—может быть найдено с помощью невербального мышления, которое доминирует в условиях «сознания, измененного сновидно».
Для доказательства подобной операциональной мощи «невербального мышления» приводят сновидения Д. И. Менделеева, Августа Кеккуле и других ученых. Создается впечатление, что у ученых и сновидения тоже научные! Подборку «вещих» и «творческих» снов приводит А.М Вейн («Три трети жизни», 1979 г.). Ссылаясь на несогласие нескольких поколений исследователей сна с «односторонним толкованием» влечений 3. Фрейдом, он пишет, что уже «А.Адлер, ученик Фрейда, высказал куда более широкую и верную мысль: в сновидениях человек остается лицом к лицу с нерешенными проблемами. В самом деле, до одних ли подавленных влечений человеку, если у него столько забот вполне открытых сознанию! Вот где источник вещих снов!». A.M. Вейн подчеркивает, что свидетельства творчества во сне дают поэты, музыканты и ученые. Во всех книгах по психологии творчества приводится ставший уже хрестоматийным пример с Кеккуле, «который, задремав у камина, увидел во сне структурную формулу бензола в виде огненной змеи, ухватившей себя за хвост».

В другом месте A.M. Вейн предлагает упрощенную схему организации психической, и прежде всего, творческой деятельности человека, помогая уяснить механизм образования сновидения Кеккуле («Мозг и творчество». Наука и жизнь № 3,4, 1983 г.). «Творческая работа ученого, — утверждает Вейн,- продолжалась в подсознании, во сне». Открытия в области функциональной асимметрии полушарий мозга, — подчеркивает Вейн, — заставят пересмотреть многие разделы физиологии, неврологии, психологии, психиатрии». В упомянутой схеме Вейн выделяет два контура: внутренний и внешний. 1) Сон и подсознание вместе с правым полушарием составляют внутренний контур, рождающий идеи, мысли, образы и т.д., и 2) бодрствование и сознание вместе с левым полушарием образуют внешний контур, который эти идеи и мысли осуществляет в реальной деятельности человека. Вейн предполагает, что правое полушарие несет основную ответственность за наши сновидения вообще, как «творческие», так и самые обыкновенные... Вейн пишет: «В свое время разгадку особой образности сновидений искали, то в возвращении к «дологическому» мышлению наших далеких предков, не владевших еще речью, то в оживлении детского мышления, то в пробуждении символов-архетипов, причудливо сочетающихся с впечатлениями дня, то, наконец, в давлении нашей нравственной цензуры на вырывающиеся наружу затаенные желания, на чем особенно настаивал Фрейд. Все это, очевидно, не лишено оснований и в наших сновидениях..., но преобладание в них образного языка объясняется только доминирующим участием правого полушария, для которого этот язык основной и чаще всего единственный. Это особенно хорошо видно в таких случаях, как с бензолом (сновидение Кеккуле) и цветами-электронами (сновидение академика Мигдала), где ни «цензуре», ни архетипам делать нечего».

Не вдаваясь далее в физиологию мозга, отметим лишь известный на сегодня факт, что правое полушарие понимает гораздо больше слов и больше знает о словах, чем думали прежде. Как показали результаты соответствующих тестов, словарный запас правого полушария близок запасу 10-летнего ребенка. Для нас важно иметь в виду, что при работе сновидения выраженные в словах скрытые мысли переводятся в чувственные образы по большей части зрительного характера. Как подчеркивает Фрейд, наши мысли как раз и произошли из таких чувственных образов; их первым материалом и предварительными этапами были образы воспоминаний о чувственных впечатлениях, только позднее с ними связываются слова, а затем и мысли. Работа сновидения заставляет мысли пройти регрессивный путь, лишает их достигнутого развития, и при этой регрессии должно исчезнуть все то, что было приобретено в ходе развития от образов воспоминаний к мыслям.
Психоанализ отвергает существование сновидений, в которых решались бы творческие задачи, задачи интеллектуального порядка, претендующие на научные открытия или изобретения. Правда, подчеркивает Фрейд, образование смешанных лиц в сновидении имеет аналоги в некоторых творениях нашей фантазии, которая легко соединяет в одно целое составные части, в действительности не связанные между собой, например. Кентавры и сказочные животные в древней мифологии... Ведь «творческая фантазия» (в кавычках) вообще не может изобрести ничего нового, а только соединяет чуждые друг другу составные части».
Отсутствие в психоаналитической литературе толкования «творческого» сновидения Кеккуле мы готовы объяснить его достаточной простотой. Поскольку, однако, интерпретация «творческих» сновидений является достаточно хорошей иллюстрацией к пониманию формы мышления в системе БСЗ (бессознательное) и ПСЗ (предсознательное), мы считаем необходимым обратиться к феномену «творческих» сновидений.
Каждый, кто практикует анализ, мог неоднократное число раз убедиться в том, какое огромное значение сновидцы придают своим «вещим» или «творческим» сновидениям, как высоко ценят свое «творчество» психоневротики и какую неизмеримую ценность для психотиков составляют их бредовые конструкции.
Я знал одного параноика, считающего себя космическим пришельцем из созвездия Кассиопея. Он полагал, что на Земле за ним установлено наблюдение и даже слежка со стороны работников КГБ. Подозревая в причастности к КГБ своего отчима, он его убил, за что отсидел несколько лет в колонии. Не вдаваясь в детали его бреда преследования, развернувшегося на почве пассивного гомосексуализма, отмечу, что этот человек придумал много разных новых слов, но, самыми лучшими среди всех слов он считал следующие: «си», «я», «кас», «пе», «о» = (кас) (си) (о) (пе) (я). Самым важным в созвездии Кассиопея, откуда он был послан, было то, что Кассиопе(я) — это (Я), Если учесть, что фамилия этого человека Косарев, а инициалы — П. Я., то станет очевидным, что Кассиопея — Коса/рев/ ПеЯ, то есть он сам.

Одна пациентка, страдающая неврозом навязчивости, изобрела собственный алфавит и с большой гордостью рассказывала о своем изобретении. Ее алфавит выглядел так:

АБВГДЕ КЛМНО ПРСГ ЯЭЮ

Как выяснилось в ходе анализа, весь смысл алфавита состоял в том, что в нем можно было прочитать Я ЭТО — (Е)катерина. Пациентку звали Екатерина. И в том и другом случае, и в
«творчестве» невротички, и в бреду параноика мы можем увидеть манифестацию нарцистического либидо!
Теперь мы готовы перейти непосредственно к сновидениям и показать, что феномен названных нами «творческих» сновидений может быть описан в рамках манифестации нарцистического либидо сновидца.
Какого рода проблемы решаются в «творческих» сновидениях, можно показать на примере сновидения одного нашего пациента, молодого человека, имевшего отношение к математике и обнаружившего повышенный интерес к матрицам. Однажды, заснув днем, он увидел во сне незнакомую женщину, возможно уборщицу, отдыхающую лежа на гимнастическом мате а спортивном зале. У стены зала стоял еще один мат, напоминавший миниатюрный многоэтажный дом с округлыми окнами в виде необычных круглых матриц. Рассматривая строение одной из них, он вдруг понимает, что открывает что-то очень важное в математике, затем он поднимает мат, который оказался девятиэтажным и энергично накрывает им женщину. Раздается громкий хлопок мата о пол, потом хлопок повторяется. Он просыпается и слышит стук в дверь. «Да ведь это же мать», — приходит в голову мысль. В дверь действительно стучалась мать, потому что больше некому было стучаться. В противном случае противники психоанализа могли бы отнести это сновидение к разряду вещих. Сам молодой человек связывает свое сновидение с попыткой решить какую-то важную задачу о блочной матрице, суть которой он не помнит, а многоэтажный мат или многоэтажный дом с окнами ведь и есть такая блочная матрица, причем одно окно — это малая матрица в большой матрице. Он несколько удивлен, что слово матрица переводится на русский язык как «матка», но совершенно согласен, что в словах «МАТеМАТика», «МАТрица», «МАТ» и «МАТь» содержится один и тот же элемент, трансформирующийся от слова к слову. Если иметь в виду, что в технике слово «матрица» является основной частью штампа с углублением или отверстием, в которое входит пуансон, а также учесть другие детали сновидения, толкование его не вызывает особых затруднений. Однако нам следует ограничиться подчеркиванием работы сновидения, трансформирующей вызванную стуком в дверь пред сознательную мысль: «Да ведь это же мать стучится в дверь» — в девятиэтажный мат, а стук матери в дверь в хлопок мата о пол. «Да ведь это же мать» = «Де вять эта жей мат».
, Приведем слова Зигмунда Фрейда: «Сновидения показывают нам, что случилось нечто такое, что должно было нарушить сон и дают нам возможность видеть, как можно было не допустить этого нарушения... Вместо какого-то внутреннего побуждения, которое должно было привлечь его внимание, наступило внешнее переживание, требование которого было изжито. Сновидение является таким образом проекцией, перенесением внутреннего процесса во вне». И еще: «Каким же образом происходит то, что что-нибудь мешает спать? Этому может помешать внутреннее побуждение или внешнее раздражение».
Сновидение не справилось с задачей далее сохранить сон, он был прерван в связи с непрекращающимся стуком в дверь. Молодой человек проснулся, озабоченный так и неразгаданной им сутью задачи «о блочной матрице».

 

Сновидение Кеккуле

Мы уже приводили цитату Вейна из его статьи «Мозг и творчество» относительно творческой работы «подсознания» во сне. Приведем еще одно описание сновидения Августа Кеккуле. Статья Е. Мангуровой «Разглядывая сны» («Известия», 1.03.1985 г.): «Знаменитый химик Кеккуле, увидев во сне змею, кусающую свой хвост, понял, как устроена молекула, над которой он бился. Так было открыто бензольное кольцо». Исходное положение Августа Кеккуле перед его известным «творческим сновидением» часто выпадает из поля зрения представителей психологии творчества, они не только не придают этому значение, но порой вообще и не упоминают об этом. Между тем, Кеккуле задремал у камина. Тепло (жар, огонь), идущее от камина, не могло не вызвать (пред) сознательного опасения, что можно и воспламениться. Работа сновидения трансформирует предсознательную мысль «Кеккуле Август может сгореть, загореться», и постоянный поток тепла от камина в огненную змею в виде кольца (круга). Кеккуле трансформируется в Queue /sэ:kjulэ/=сэкюлэ — круговой, круглый, кольцевой. Оно содержит в себе, кроме того:

Queue /kju:/ — коса (волос), хвост,
coil /koil/—свернуться кольцом, кольцо, змеевик;
coal /koul/ —уголь;
coalesce /kouэles/ — срастаться, соединяться;
collar /kolэ/—ошейник, хомут.
Кеккуле = Circular= /queue + coil + coal/ = /хвост, змеевик + круг + уголь/.

Август — имя Кеккуле — восьмой месяц года, 8 — это очки, кобра — «очковая» змея со светлым рисунком на шее... Все это показывает, что кольцо, образованное змеей это и есть — Август Кеккуле. При пробуждении творческая установка использует образ, созданный работой сновидения. Все перерабатывается сознательной творческой установкой, «Ведь тому же Кеккуле, — пишет Вейн, — «формула бензола является, то в виде сцепившихся лапами и хвостами обезьян, то в виде огненной змеи, пожирающей свой хвост». Хорошо еще, как он сам писал впоследствии, его «мысленный взор был искушен в видениях подобного рода».
Хочется поправить высказывание Вейна: не формула бензола являлась Кеккуле в его сновидениях, а обезьяна и змея. Од-нако Кеккуле «выбрал», если так можно сказать, огненную змею, тем самым он увековечил бессознательно имя и фамилию в формуле бензола, сам того не подозревая. В действительности формулу бензола, правда, и называют — формула Кеккуле!
В этом сновидении источник — внешнее раздражение —тепло, исходящее от камина, а таккже предсознательные мысли Кеккуле о его имени и фамилии. В сновидениях с обезьянами помехой сна могли быть внутренние побуждения. Нам они не известны. Независимо от этого надо допустить, что оставшийся во сне у них интерес гораздо слабее, чем тот, который они представляют в течение дня. Эти «дневные остатки» должны получить подкрепление из вытесненного бессознательного для того, чтобы могли образовать сновидение. Фрейд говорит, что «образуется пред сознательное желание сновидений, в котором бессознательное душевное движение находит себе выражение при помощи материала предсознательных дневных остатков».

 

Сновидение академика Мигдала

Быть может несколько сложнее провести анализ «творческого» сновидения академика А.Б. Мигдала, решившему, по словам Вейна, задачу о вылете электронов из атома при ядерном столкновении.
О творческой мощи сновидений сам академик Мигдал говорит: «Кто хотя бы однажды делал работу, лежащую на границе или, казалось бы за границей возможного, знает, что есть только один путь упорными и неотступными усилиями, решением вспомогательных задач, подходами с разных сторон, отметая все препятствия, отбрасывая все посторонние мысли, довести себя до сознания, которое можно назвать состоянием экстаза, когда смешивается сознание и подсознание, когда сознательное мышление продолжается во сне, подсознательная работа делается наяву». А Вейн подтверждает: «Сознание не находит ответа, но сознательные попытки решить проблему активизируют подсознание, и оно «выдает» идею в иносказательной форме: Мигдалу снится цирковая наездница, которая скачет по арене, внезапно останавливается, и цветы, которые она держит в руках, летят в публику». «Осталось, — говорит Аркадий Бейнусович Мигдал, — только перевести эту мысль на язык квантовой механики».
Здесь, все-таки, трудно удержаться, чтобы со своей стороны не сказать, что, возможно, цветы чем-то и напоминают электроны, но более всего они похожи на половые органы растений, каковыми и являются в действительности. У нас имеются все основания утверждать, что академик Мигдал глубоко интересовался строением мозга и функциями его составляющих частей, и что пред-
сознательные мысли академика по этому вопросу отражены в сновидении о наезднице, поскольку уже его фамилия включена в название одного из ядер каждого полушария мозга. Процитируем Р. Д. Синельникова (Атлас анатомии человека, т. 3, 1974 г.):
Серое вещество образует скопления различных форм, называемые серыми ядрами (базальные ядра) или узлами основания концевого мозга. К узлам основания мозга в каждом полушарии относятся четыре ядра:

1. Хвостатое ядро (Mucleus candatus)
2. Чечевицео&разное ядро (Nucleus lentiformis)
3. Ограда (Claustrum)
4. Миндалевидное тело (Corpus amigdaloideum).

При этом хвостатое ядро включает голову и хвост, а ограда находится снаружи от чечевицеобразного ядра, представляя собой пластинку вытянутой формы.
Наиболее важные из мозговых структур, имеющих отношение к эмоциям человека, в совокупности называют лимбической системой. Большая часть этой системы входит в круг Папеса.
В вышеприведенной цитате академика есть указание на то, что он интересовался работой сознательного и бессознательного мышления в период бодрствование и сна. Можно утверждать, что ему известны циркадианные ритмы человека, например, ритм: сон-бодрствование. Работа сновидения проделывает с предсоз-нательными мыслями Мигдала о строении мозга и о своей фамилии и имени следующее:


1. Чечевицеобразное (тело) + ограда = пластинка вытянутой формы + ограда = арена.
2. Лимбическая (система) (от лат. limbus) .= = кайма = = круг =круг (Папеса).
3. Циркадианный (ритм) = Цирк + Диана, где цирк (от лат. circus) = круг. В древнем Риме это место для конных состязаний, травли зверей. В сновидении лошадь скачет по арене, по кругу в цирке.

4. Хвостатое ядро с головой и хвостом — в сновидении лошадь.

Мы располагаем материалом статьи академика Мигдала «О красоте науки», опубликованной в журнале «Наука и жизнь» (№3,1983 г.), в том же номере, где опубликована первая часть статьи A.M. Вейна «Мозг и творчество», что нельзя считать случайным совпадением. В этой сравнительно короткой статье академика, отражающей его талант и многогранную эрудицию, значительное место занимают размышления о симметрии. «Что такое симметрия? — спрашивает Мигдал, — Симметрия означает неизменность предмета при отражении в зеркале или при повороте относительно центра...» «Геометрия как практическая наука имеет смысл, только если свойства геометрических фигур не меняется при их повороте и одинаковы в Греции и Египте.
В сновидении Мигдала наездница скачет по арене вокруг центра на лошади. В древнегреческой мифологии имя быстроногого коня—Гиппарион.
5. Гиппарион (греч. hippos)—лошадь + арион = лошадь на арене. В свою очередь передний мозг, помимо коры больших полушарий, включает четыре меньших, как говорят нейроанато-мы, «государства» — одно из них носит название Гиппокамп, по форме, напоминающего морского конька.
6. Диана — вторая часть слова циркадианный — древнеримская богиня, то же, что в древнегреческой мифологии — Артемида, — богиня-девственница, покровительница диких зверей, богиня деторождения — наездница в сновидении Мигдала. Думается, что аналитикам, искушенным в толковании сновидений, не покажется странным предположение о том, что богиня деторождения = наезднице в сновидении, соответствует мамилярному телу (матери) в мозге, расположенному недалеко от сгтпоталамического тракта. В сновидении наездница на спине лошади.
7. Спиноталамический = спине. Укажем еще на коммису-ру уздечки и коммисуру четверохолмия в мозге.
8. Уздечка имеет прямое отношение к лошади (коню) и не только к лошади, а четверохолмие к гористой области в центре Пелопонеса в Греции, называемой = Аркадией (счастливая, беззаботная страна) — о чем академик не мог не знать — это же его имя!
9. Циркадианный, кстати, легко преобразуется в Ц(Иркадиа)-нный = Аркадия—в имя Мигдала, ну а фамилия академика есть.
10. Corpus Amigdaloidum — миндалевидное тело в мозге. Приведем теперь цитаты Мигдала из статьи «О красоте науки».
«Все физические величины можно классифицировать по тому, как они изменяются при повороте. Есть величины, которые не изменяются вовсе. Они называются скалярами. Другие—векторы — при повороте системы координат .клина вектора не изменяется. Есть величины, изменяющиеся более сложно... Они называются тензорами... Кроме векторных и тензорных величин, есть и другие, которые изменяются заданным образом при поворотах. Я не сразу решился их назвать, боясь напугать читателей незнакомым словом — они называются спинорами. Волновая функция электрона... есть спинор... Суть симметрии именно в этом разделении величин на скаляры, векторы, тензоры, спиноры...»
Собственно, эти размышления академика и есть «перевод» сновидения на «язык квантовой механики». Этот «перевод» есть не что иное, как попытка толкования своего сновидения, ассоциации, пришедшие академику, относительно элементов явного содержания. Замечательно то, что если мы обратимся к этимологии слов: скаляр, вектор, тензор и спинор, то увидим, что все они имеют ассоциативную связь с явным содержанием сновидения.
Скаляр — (от scalaris) — ступенчатый.
Вектор — (от лат. vector) — ведущий, несущий — в сновидении лошадь несет наездницу, везет ее на спине, (вести под уздцы).
Тензор—(от лат. tendere)—натягивать, напрягать—натянуть поводья, (уздечку). Спин(ор)—(от лат. spin)—вращаться— наездница на лошади вращается вокруг центра. Тем, кто толковал сновидения известно, что первичные процессы, протекающие в системе БСЗ распространяются не только на образы, но и на слова, звуки. Для системы БСЗ не имеет никакого значения, что

1. спина (лошади), spin, спиноталамический тракт;
2. Диана, циркадианный, цирк, Аркадий;
3. Гиппарион, гиппокамп;

имеют совершенно различный смысл, главное есть нечто общее, на основании чего можно объединить, сгустить эти представления. Это общее, в данном случае — одинаковое звучание.
Один из учеников Фрейда Фриц Виттельс писал: «Преимущественно люди, строящие свои каламбуры из коверканий слов, и поэтому высоко ценящие такое коверканье, досадовали на эту особенность сновидения. Дело в том, что в сновидении встречаются глупейшие каламбуры, на которые в бодрствующем состоянии отважились бы только слабоумные».
Здесь мы ограничились тем, что попытались разрушить форму сновидения и восстановить связь пред сознательных мыслей, из которых составлено сновидение. В отличие от сновидения Кеккуле, раздражителем, вызвавшим сновидение, было не внешнее раздражение, а внутренние (вытесненные) потребности и предсознательные мысли относительно строения мозга. Эти предсознательные представления получили свою активность в связи с тем, что вступили в связь прежде всего с нарци-стическим либидо сновидца, и потом получили либидинозное подкрепление из вытесненного бессознательно, благодаря чему, собственно и возникло сновидение. По вполне понятным причинам дальнейший анализ сновидения по выявлению скрытых мыслей (вытесненных) не проводится. Приведенный материал показывает место самого сновидца в явном содержании сновидения. «Так мы знаем, например, — говорит Фрейд, — что сновидение безусловно эгоистично, и в любой личности, играющей в его видениях главную роль, нужно всегда признать сновидца. Нетрудно понять, что это объясняется нарцизмом состояния сна, а нарцизм и эгоизм вполне тождественные понятия: слово «нарцизм» должно только подчеркнуть, что эгоизм явля-
ется также либидинозным феноменом; или: нарцизм это либидинозное дополнение эгоизма».
Таким образом, образы сновидения Мигдала, по существу отражают его предсознательное представление о строении головного мозга и представляют в сновидении его самого. В наезднице, скачущей на лошади, можно помимо намека на мать увидеть и самого Аркадия Мигдала. Сам Мигдал пишет»: По способу подхода к задаче, по характеру используемых методов, по типу остроумия, можно и в науке узнать автора работы.» С этим нельзя не согласиться. Можно было бы добавить только, что автора работы мы узнаем прежде всего по его фамилии, имени и отчеству. Можно сказать, что это и есть его «я», которое проникает не только в материал сновидений, но и увековечивает «я» в его научных открытиях. Или, говоря словами Пастернака, цитируемыми академиком Мигдалом в статье:
«В родстве со всем, что есть, уверясъ И знаясь с будущим в быту, Нельзя не впасть к концу как в ересь, В неслыханную простоту.»

 

Сновидение Элиаса Хоу

В статье «Из чего сделаны сны» («Советская культура» 7.Х. 1987 г.) взято из американского журнала «Ньюсуик» (автор Шарон Бегли) можно узнать:
«Сны никогда не оказывают большего влияния, чем тогда, когда они разрешают какую-то проблему... Элиас Хоу, пытаясь изобрести швейную машинку, как говорят, видел во сне, что был схвачен дикарями, вооруженными копьями с дырками в наконечниках. Проснувшись, Хоу понял, что он должен сделать отверстие для нитки на конце иглы, а не по середине. Такие озарения действительно кажутся дарами богов, ни одна биохимия не может полностью объяснить творческий характер снов».
Мы, в свою очередь, утверждаем, что психоанализ может объяснить и эту загадку. Элиас Хоу легко трансформируется в a lance hoyl! — (э la: as houl), где a lance — пика, копье; lance (глагол) — пронизывать копьем, пикой; houl — дыра, отверстие,- продырявить. Кроме того, alias (еiliэез) — кличка, вымышленное имя = (индейцам).
Сновидение (явное содержание) адекватно отражает мысли сновидца о себе. В дикарях угадываются родители и, возможно, старшие братья. Бессознательное желание быть продырявленным «дикарями» равносильно пассивным гомосексуальным переживаниям по отношению к отцу. «Продырявить» равносильно «прошить» иглами,
И Элиас Хоу в своем изобретении увековечил свое имя. Отметим, правда, что с помощью своего изобретения в реальности он смог действительно «продырявливать» = = «прошивать» материю (и мужскую, и женскую). Сублимация пассивных гомосексуальных тенденций находит выражение в профессии портного: его детище—одежда, в которую влезают другие люди. Способность к сублимации у мужчин может быть больше именно потому, что они не умеют рожать детей. Колоссальная бессознательная зависть к женщине толкает их к рождению собственных мыслей, идей, плодов творчества. Открытия нарцистичны, как и сновидения. Творец — всегда нарцисс, и плоды научного творчества мы можем связать, в частности, с возгонкой нарцисстического либидо, помня, что эта сублимация идет различными путями у ученых, поэтов, артистов и других представителей творчества, которые отражают, по существу, их инфантильные либидиозные фиксации.
В связи с этим, мы можем указать, по крайней мере, еще два случая, где представлены катексисы нарцистического либидо, В случае родительской любви к детям либидинозные потоки из ОНО заторможены по цели и дают нежное отношение, а переоценка детей обязана нарцистической составляющей либидо, В случае обычной влюбленности к объекту любви направляются оба потока либидо, идущего и из ОНО, и из Я.


Такому пониманию функционирования системы БСЗ в сновидении и, вообще, пониманию психоанализа я полностью обязан своему отцу — А. В. Еремину — аналитику классической школы, на протяжении более чем 30 лет практиковавшему психоанализ в условиях полного запрета Фрейдовского учения. Эта статья посвящается памяти отца.

 

 

раздел "Книги"