Институт Психологии и Психоанализа на Чистых прудахФрейд адаптированный для детей

Некоторые психосоматические концепции.

Главное отличие [дуальной, не случайно термин пишется через дефис, подчёркивая отношение к разделенным между собой душе и телу] психо-соматической [сочетающей патофизиологию с психоаналитическими концепциями] медицины от [монистической, при которой человек воспринимается как психосоматическая единица] психоаналитической психосоматики (интерес не к заболеванию, а к психическому функционированию заболевшего).

“Психосоматический (ПС) симптом глуп”, - заявление Мишеля де М’Юзана, подчеркивающее отсутствие скрытого, бсз смысла у ПС симптомов.

Отличие конверсионных истерических симптомов от соматизации. Хорошее, активное функционирование (даже патологическое) психаппарата - защита от соматизаций.

Нерегулярное функционирование психаппарата каждого человека. Психаппарат каждого из нас состоит из различных (оператуарных, психотических, травматических) частей с плавающей, нестабильной интеграцией в каждый отрезок времени.

Интерпретативная техника в психосоматике неэффективна и вредна. При интерпретации происходит деконструкция невротической части пациента (К. Болас, Ж. Швек) и тогда на передний план выходит травматическая часть.

Психе и сома – сообщающиеся сосуды (Жак Андре). Чем здоровее и активнее психе, тем защищеннее тело. "В здоровом теле здоровый дух"

Три пути совладания с возбуждением: психический, поведенческий, соматический (П. Марти).

Восприятие (работа всех органов чувств, система восприятие-сознание) и репрезентация (работа психического аппарата, предсознание).

Соматизация – примитивный, доречевой способ выражения и коммуникации (Джойс МакДугалл), «когда пока еще разделенные между собой психе-сома вынуждены взывать к другому через анорексию , мерицизм, колит, колику, экзему, астму…”

Феномен стирания психической продукции. Понятие негативной [снижение (пример: пониженное настроение, замедленные речь, движения - депрессивная триада), вплоть до полного стирания функции - абулия, апатия] и позитивной [повышение функций (пример - маниакальная триада: повышенное настроение, ускоренные речь/мышление, движения) вплоть до появления нео-продукции в виде галлюцинаций, бреда] психосимптоматики.

 

Путь соматизаций.

Психосоматическое функционирование (ПСФ) и его особенности: обилие негативной симптоматики и практически полное отсутствие позитивной, низкая онирическая, фантазматическая, символизирующая активность, преобладание репрессии (М. Фэн: "подавление - вытеснение для бедных"), неспособность к гореванию (в личной истории таких пациентов обнаруживаются как старые неоплаканные потери (как объектные, так и нарциссические), так и непрогореванные новые (следует обратить внимание на важность нарциссических потерь для таких больных), отсутствие невротических механизмов защиты, вытеснения, неспособность к галлюцинаторному исполнению желания, к грёзам и мечтам. Шаблонная речь, лишенная аффективной окраски.

Фаллический нарциссизм. Гиперактивность без повышенного настроения, без ускоренной речи и мышления.

Дефицитарность первичного нарциссизма (из-за нехватки материнских инвестиций, оператуарная, горюющая или многодетная мать), раннее развитие Я, "императив конформности" (М. Фэн) вплоть до полного стирания индивидуальных отличий, сверхадаптация - "нормопатия" (Джойс МакДугалл), полное отсутствие вычурности, театральности, индивидуальности "греху здесь места нет" (К. Смаджа).

Оператуарное мышление (ОМ): интерес к настоящему, цепляние за реальность, перцепцию (перцепция вместо репрезентации), речь, дублирующая поведение, преобладание фактуального, аффективная скудность, слабая ментализация (способность к ассоциативному мышлению, символизации, к формированию репрезентаций) вплоть до дементализации (деградация репрезентаций до исходных восприятий, из которых были созданы, неспособность к формированию репрезентаций, к ассоциативному мышлению).

Эссенциальная депрессия, или БЕЗобъектная, точнее, ДОобъектная депрессия. [В личной истории пациентов обнаруживаются] анаклитическая депрессия Р. Шпица, "комплекс мертвой матери (физически присутствующая, но эмоционально отсутствующая мать, внезапно погрузившаяся в горе из-за смерти близкого человека, выкидыша) А. Грина.

[Доброкачественный, транзиторный] соматический регресс, приводящий к легким заболеваниям, исчезающих и без лечения и [злокачественная, нередко со смертельным исходом] прогрессивная дезорганизация, когда дезорганизуется психика, затем и сома, что приводит к появлению тяжелых заболеваний, плохо поддающихся лечению, нередко со стремительным летальным исходом в кратчайшие сроки.

[Плохая] циркуляция между психическими инстанциями (между сз, псз и бсз): «Бессознательное принимает, но не выдаёт» (П. Марти). Наличие малодинамичного бсз и квази парализованного псз (новые репрезентации не появляются, а старые не могут объединяться из-за либидинальной утечки. В норме либидо является энергией, благодаря которой перемещаются репрезентации внутри псз).

Психосоматический парадокс (К. Смаджа). Пациенты, узнавшие о неизлечимом заболевании парадоксальным образом испытывают нарциссический подъём. Частично это объясняется наличием морального мазохизма с характерным для него бсз-ным чувством вины, требующего наказания и поддержания определенного уровня страдания. Чаще всего - наличием эссенциальный депрессии (ЭД). Примечательно, что ЭД, которую пациенты почти не чувствуют, но говорят: “всё хор, но нет сил”, “ничего не произошло, всё норм, но я ничего не могу делать”, “настроение хор, планов громадьё, желание есть, а сил нет”, ЭД после появления заболевания исчезает.

Пациенты чувствуют себя в целом гораздо лучше, сил больше. Болезнь является объектом, вокруг которого пациенты реорганизуются. Медперсонал выполняет "материнскую функцию" (П. Марти) и даёт нарциссическую подпитку пациенту.

Вторичная истеризация (К. Смаджа, Ж. Швек), найденный или навязанный [аналитиком пациенту] "смысл" соматизации?

 

Отрывок из книги “100 слов психоанализа” Жака Андре

ПСИХОСОМАТИКА

Пациенту, страдающему гипертонией каждый день угрожает опасность инфаркта. Кардиологам их латынь уже давно не помогает, поэтому они советуют ему пройти консультацию у психоаналитика, что он, в конце концов, и сделал, вопреки собственному желанию. Речь идет о мужчине, предпринимателе-строителе, работающего в горной зоне, строительные объекты которого (как и его материальное состояние) зависят от погодных условий.

«Снятся ли Вам сны?», спрашивает его психоаналитик…

«Да».

«Могли бы Вы рассказать мне какое-то сновидение?..»

«Идет снег, идет снег, идет снег…»

Психе и сома являются сообщающимися сосудами; когда первый сосуд [психика] слишком перегружен, психика легко перебрасывает то, с чем не может сама справиться и проработать во второй [сома]. Этот путь, по случаю, используется каждым из нас, но некоторые отдают ему предпочтение. [Некоторые – это пациенты с ПС функционированием.]

Как правило, таких людей объединяют схожие характеристики. Их мышление является «оператуарным» (Марти, де М’Юзан), оно довольствуется лишь дублированием поведения, инструментом которого оно [оператуарное мышление] является, интересуясь лишь настоящим. Воображение, фантазмы* отсутствуют также, как и аффект и воспоминания о прошлом. У психосоматических пациентов, отсутствует, - и фантазм и тревога. В примере нашего пациента гипертоника, даже сновидения лишены своего онейризма. Нет никакой ощущаемой тревоги, есть одно лишь страдающее тело. Отношения к остальными людям дезаффектированы, т. е. лишены аффекта.

При соматизации смысл символической природы отсутствует – нет символического смысла, как, к примеру, в отказе видеть, иллюстрирующего истерическую слепоту – соматизация не является также и способом коммуникации, соматизируя, тело ничего никому не собирается сообщать.

 

Возбуждение. Травма. Пути разрядки.

Наши побуждения постоянно вызывают у нас то, или иное возбуждение (сексуальное, агрессивное) разной интенсивности. События, которые с нами происходят и ситуации, в которые мы попадаем, возбуждают нас и нам приходится как-то с этим возбуждением справляться.

Главные пути выхода и разрядки возбуждения - психический и моторный. Иногда они связаны друг с другом, но не всегда (сексуальный акт по взаимной любви – пример психической разрядки + моторной, тупой секс – всего лишь моторная разрядка). Если возбуждение не находит выхода, оно накапливается, возрастает и может повредить соматический аппарат.

Психоаналитики французской школы психосоматики заметили, что на любую травму (а травмой может стать любое восприятие, вызывающее возбуждение, превышающее способности психаппарата по совладанию с ним) человек может ответить:

1. Психически.

2. Компортаментально (поведенчески).

3. Соматически.

Кто такие буйно помешанные? Люди с выраженным психомоторным возбуждением, с которым они сами не могут справиться. Как известно, проработка травмы происходит в предсознательном, где репрезентации только что произошедшей травмы связываются со старыми травмами.

Это 1-й, психический путь.

Что такое травма? Где ее истоки? Травма всегда связана с восприятием .

Если восприятие (как правило, связанное с потерей), превышает способности психики (на момент восприятия) по ее проработке, человек переживает травму.

В случаях, когда 1-й, психический путь перегружен, затоплен, выведен временно из строя, срабатывают 2-й, поведенческий (повышенная жестикуляция: размахивание руками, ажитация; перекладывание предметов, драка, бег, спорт)

и 3-й, соматический (соматизация) пути.

Подход французской психосоматической школы к соматическим расстройствам покоится на трех главных клинических психосоматических проявлениях, которые вместе составляют то, что принято называть психосоматическим функционированием (ПСФ).

(Оно было впервые выделенно и описано группой фр аналитиков - П.Марти, М. де М'Юзаном, К. Давидом и М.Фэном).

При ПСФ отмечается дефицитарность, недостаточность первичного нарциссизма из-за нехватки материнских инвестиций, конформизм, хр усталость, снижение тонуса жизни, бессонница, постоянное напряжение, состояние хр стресса. Люди живут под давлением Идеалов Я. Сниженная циркуляция между психическими инстанциями приводит к тому, что человек живет будто отрезанный от своего собственного опыта, от своих переживаний, от своей личной истории; коллапс предсознания приводит к низкой способности к репрезентированию, символизации, к слабой ассоциативной способности (репрезентации соединяются в предсознательном, а оно почти не функционирует), поэтому у таких людей слабая ментализация/психизация.

Вместо психизации, ментализации у таких пациентов отмечается навязчивое повторение. Возможны кошмарные сновидения. В целом сны людей с ПСФ лишены своего ониризма. Онирическая и фантазматическая жизнь скудны, способность к символизации почти полностью отсутствует. Отрезанные от собственной истории, от собственного опыта (поскольку бсз у них не динамично, псз в коллапсе, а между психинстанциями слабая циркуляция), такие пациенты привязаны к настоящему, к восприятию. Внутренний мир у них бедный, да и доступа к нему у них нет.

Реальность СВЕРХинвестирована. Это делает работу лёжа с такими пациентами невозможной.

ПСФ часто сочетается с эссенциальной депрессией (ЭД).

ЭД отличается от классической депрессии отсутствием позитивной симптоматики, отсутствием чувства вины, фантазий и идей самоуничижения, самообвинения.

ЭД появляется из-за длительной и тяжелой утраты нарциссического либидо. Такая потеря либидо появляется в раннем детстве, она связана с нарциссическими ранами, полученными из-за нехватки нарциссической подпитки со стороны первичных объектов. Потеря либидо происходит затем при всякой нарциссической ране (рана появляется каждый раз, когда повреждается нарциссизм: любовь и уважение к себе). ЭД обнаруживается не у каждого психосоматического пациента, но у всех оператуарных пациентов с оператуарным мышлением (ОМ).

 

ОМ дублирует поведение, это фактуальное мышление, связанное с настоящим, без оглядки назад и без мечтаний о будущем.

СВЕРХинвестиция реальности и фактического при ОМ является защитой от вторгающейся тревоги, которая [тревога] в свою очередь связана/вызвана недостаточностью репрезентаций в предсознательном.

Отсутствует способность к галлюцинаторному исполнению желания и она [эта способность] репрессируется/подавляется с самого детства из-за ранних отношений с матерью, при которых аутоэротизм и инфантильные страхи 
становятся невероятно опасными для Я.

Обычно у таких пациентов наблюдается раннее, преждевременное развитие Я, автономии; такие дети начинают ходить, говорить раньше других, рано осваивают различные навыки, одеваются и начинают есть, ходить самостоятельно раньше сверстников (достаточно вспомнить младенца с анорексией видео-приема Ж. Швека, у которой рано развилась мелкая моторика, позволяющая ей отщипывать и съедать кусочки багета). Характерен "императив конформности" (М. Фэн), вынуждающий стирать всякое проявление индивидуальности, любой индивидуальный симптом и любое аффективное выражение. В конце концов это приводит к полному стиранию индивидуальности "порядок индивидуальности заменяется порядком коллективного" (К. Смаджа).

Из-за плохой циркуляции между психическими инстанциями человек отрезан от своего собственного опыта, от своих чувств, переживаний, от своего бессознательного. "Бессознательное принимает, но не выдает" (П. Марти). Вместо опыта и ментализации срабатывает вновь и вновь навязчивое повторение (человек вновь наступает на те же “грабли”, поскольку воспоминания о них отсутствуют, "грабли" и всё с ними связанное находятся в бсз, которое будто отрезано от психики). Из-за слабого функционирования предсознательного репрезентации не связываются между собой. Эту работу по связыванию выполняет аналитик на сеансах.

Интерпретативная техника НЕ применяется в работе с ПС пациентами, т к она ведет к деконструкции невротических защит и тогда на 1-й план выходит травматическая часть (ТЧ). Если аналитик не прибегает к технике по связыванию, ТЧ запускает процесс навязчивого повторения. Пережитая, неинтегрированная травма повторяется. Она может появиться и в сновидениях, кот правильнее было бы назвать кошмарами.

Кошмарные сновидения. О чем они свидетельствуют, о проработке, или наоборот? Если кошмары нас будят, это говорит о том, что они не справляются с работой сновидения, важнейшей задачей которой является охранение нашего сна. Обычно такие сновидения повторяют ситуацию травмы без какой-либо ее проработки. Однако не все кошмары ведут к пробуждению и это говорит о том, что некоторые кошмарные сновидения всё же выполняют некоторую работу сновидения. Всё происходит так же, как и при навязчивом повторении.

Как заметил Мишель де М'Юзан, если всё повторяется идентично, точь в точь, то это говорит о тупом повторении, без какой-либо проработки; такое повторение идет из влечения к смерти. Если же повторение всего лишь подобно тому, что повторяется,и повторяется с некоторыми изменениями, то такое повторение идет из влечения к жизни и при таком повторении происходит, пусть минимальная, но всё же проработка.

Психосоматические пациенты (ПСП), а точнее, пациенты с психосоматическим функционированием (ПСФ) были впервые выделены и описаны фр психоаналитиками, они же составили и «фоторобот», портрет таких пациентов. Пациенты с ПСФ относятся к группе пограничных личностей и по словам Андре Грина являются самым выраженным и крайним ее полюсом. Пациент с ПСФ не обязательно заболевает, но если заболевает, то чаще всего соматическими болезнями (а не неврозом, как невротик, не психозом, как психотик и не депрессией, как большинство пограничных личностостей (хр.алкоголизм, наркомания, луидомания и прочие аддикции часто развиваются у пограничных личностей вторично, на фоне депрессии).

В приведённом ниже отрывке из книги К. Смаджа мы сталкиваемся с часто встречающимся в психосоматике явлением, а именно с психосоматическим парадоксом (ПСПр). Как пишет К. Смаджа, невозможно понять суть ПСПр без хорошего представления о том, что такое эссенциальная депрессия (ЭД), она же безобъектная депрессия, или, если быть точнее, депрессия без объектОВ и ДОобъектная депрессия.

При ЭД пациенты не говорят о пониженном настроении, заторможенности мышления, о чувстве вины; они говорят о напряжении, утомлении, о том, что “села батарейка”, об усталости, о том, что “им по жизни не везет”.

Заслуга М. де М ’ Юзана, М. Фэна, П. Марти состоит в том, что наблюдая за ПС пациентами они заметили и описали феномен стирания психической продукции. В клинике это проявляется в виде ЭД: снижение тонуса влечения к жизни, обилие негативной [негативная с-ка – это снижение или отсутствие функций, например: гипо-булия – снижение воли, а-булия – отсутствие воли] симптоматики без положительной противозагрузки [в виде положительной, продуктивной симпоматики, например, повышенного настроения, галлюцинаций, бреда], оператуарного мышления, дублирующего действия (На вопрос “что Вас привело?” пациент может ответить: я встал в 6.30, поел, оделся, спустился по лестнице, открыл парадную дверь, вышел на улицу, дошел до остановки травмая, подождал 10 мин, сел и за 15 мин доехал и вот я здесь).

Оператуарное мышление – это сиротское мышление, поскольку у него отсутствует автор (речь состоит из штампов, шаблонов, лозунгов, общепринятых выражений).

Пациенты с ПСФ создают особый вид отношений, строящийся на явлении проективной редупликации (ПР), когда окружающие воспринимаются ими как их дубли, чувствующие и думающие так же, как они.

Отличие ПР от слияниии. При слиянии другого нет, отсутсвуют границы, есть “мы”, одна психика на двоих, человек не знает, ему ли принадлежат чувства и желания, или другому. При ПР другой тоже есть, но он воспринимается как абсолютный дубль субъекта, с такими же чувсвами и мыслями.

У психосоматических пациентов отсутствует невротические защиты (юмор, сублимация, вытеснение), но и психотические (проекция, противная идентификация, маниакальные защиты) тоже. Вместо них обнаруживается репрессия/подавление чувств, эмоций, желаний, влечений.

Мишель Фэн: "Репрессия - вытеснение бедных" [имеется в виду бедный психический аппарат со скудными невротическими защитами].

Без теоретических, хотелось бы подчеркнуть, что без хороших теоретических знаний в области психосоматики невозможно работать с такими пациентами. Техника молчания прекрасно помогает другим пограничным пациентами проецировать на аналитика чувства к первичным объектам. Памятуя о том, что эти защиты отсутствуют у психосоматических пациентов аналитик старается быть более живым и говорит всякий раз, когда пациенту это не удается [говорить].

Вместо маниакальных защит у психосоматических пациентов обнаруживается гиперактивность, но без характерных для маниакальности повышенного настроения, ускоренной речи/мышления и двигательной активности.

Отмечается фаллический нарциссизм "я сама", "я все смогу". Не случайно у этих пациентов появляется ранее развитие Я и многих функций (преждевременные речь, ходьба, навыки).

Риск соматического заболевания: отрицание в негативе. Жалоб на тревогу нет, но пациенты говорят о напряжении, переутомлении, пребывании в стрессовом состоянии. Депрессивные не жалуются на депрессию, на пониженное настроение, они не испытывают чувства вины, они говорят, что нет сил, что они не в форме, нет энергии, “не везет”.

К. Смаджа описывает 2 важных УСЛОВИЯ для развития соматизации.

Первое – соматический регресс.

Мы сейчас узнаем, как происходит таинственный скачок от психического к соматическому, о котором писал Фройд.

Зададим себе вопрос, соматизируют ли невротики. Существующий у каждого из нас жизненный опыт позволяет нам ответить на этот вопрос утвердительно. Представим себе невротического пациента с его роскошным, оснащенным психаппаратом. Одно или ряд событий в любой из жизненных сфер (любовной, проф, социальной) может привести к актуализации его старых нарциссических ран, что поведет к изменению состояния.

На фоне этих изменений может произойти соматизация. По мнению М Фэна, наблюдаемый феномен скорее транзактный, нежели реактивный.

Соматический ответ появляется вместо психического. Почему? Потому что психаппарат был выведен из игры, временно, как при коротком замыкании.

В целом соматизация явление обратимое, доброкачественное (ДК), длящееся от неск дней до неск месяцев и ИНДИВИДУАЛЬНОЕ! Она не протекает в виде характерных синдромов, одинаковых для всех, говорящих о том, что человек потерял свои индивидуальные особенности. И это одно из важнейших отличий соматизации, появляющейся в результате регресса от соматизаций и болезней, вызванных прогрессивной дезорганизацией (ПДО). Такие болезни появляются на фоне тишины “влечение к смерти работает в тишине”, в результате разъединения влечений. Разъединение приводит к высвобождению чистого влечения к смерти.

Танатос не удерживается более Эросом. Никто не может более помешать Танатосу выполнять свою работу. Разъединение влечений под влиянием травмы может произойти у любого из нас. Одна из причин – иррегулярное функционирование. Любой из нас может погрузиться в МОМЕНТЫ оператуарного функционирования. Разъединение влечений ведет к дезорганизации на псих уровне, затем и на соматическом.

 

Метапсихологическое объяснение:

Восприятие, в опыте индивида имеющее значение потери (письмо, сообщающее о смерти; ключи, оставленные любимым) вызывает травматическое состояние. Оно активизирует старые нарциссические раны, а с др стороны приводит к торможению психики, особенно предсознательного.

При хорошем и очень хорошем психическом функционировании днем восприятия преобразовываются в репрезентации (Р). Оные (Р) в бодрстующем состоянии пребывают в предсознательном в латентном состоянии. Ночью они захватываются вытесненным бсз и принимают участие в формировании сновидений. Так, днем воспринятое связывается внутри ПА с бсз фантазиями и желаниями и интегрируется в инфантильную историю. Так, в цикле дня и ночи прорабатывается инфантильный невроз.

При ПСФ: восприятие – травмат-е состояние – психика выводится из строя (будто исчезает), как свет при коротком замыкании. Спос-ть к связыванию утрачивается. Нарциссическая рана ведет к утрате нарциссического либидо, а это именно та W, благодаря которой передвигаются Р внутри предсознания. Вместо утраченной спос-ти к связыванию включается механизм навязчивого повторения, чтобы обуздать травматич-е возбуждение. При этом объектное либидо, которое не используется психически, возвращается обратно к своим соматическим истокам. Таков механизм соматического регресса.

 

Разъединение влечений

Восприятие – травматическое состояние – грубая дезорганизация

Особенности психосоматического функционирования П. с. пациент отличается от других хорошей адаптированностью (не случайно МакДугалл называла их «нормопатами»), конформностью (идущей из желания получить любовь и одобрение групп, общества), стереотипностью, однообразием; они испытывают постоянное напряжение, находятся в хроническом состоянии стресса, у них обнаруживается быстрая, несоразмерная с проделанной работой утомляемость, хр усталость; они репрессируют (подавляют) свои чувства («репрессия – вытеснение для бедных», подразумевается бедность психического аппарата); у них редкие и скудные сновидения, фантазии, грёзы.

Ни в его внешнем облике, ни в его поведении, ни в речи не проглядывает никакая безуминка. Никакого сумасбродства, никакой безуминки, никаких намеков на перверсию. «Греху здесь места нет» (К. Смаджа), настолько п. с. пациент «правильный» и упорядоченный.

Он мало чем отличается от других. «Ничего так не напоминает оператуарного пациента как др о. п.» (К. Смаджа). У некоторых из них отмечается гиперактивность , которую следует отличать от маниакального возбуждения хотя бы тем, что повышенное настроение, как и ускоренные движения и речь, характерные для мании, отсутствуют. Каждый человек функционирует иррегулярно. Обычно невротик, регрессируя, функционирует как пограничная личность, а прогрессируя, как гармоничная.

Пограничная личность часто в регрессе неотличима от психотической, у таких людей психотические срывы являются обычным явлением. При благоприятных условиях пограничная личность может функционировать как невротик. Важно, в связи с этим, различать уровни организации личности и уровни функционирования личности.

Поскольку каждый из нас функционирует нерегулярно, то временами мы тоже функционируем как п.с. личность и/или становимся оператуарными. Не каждая п.с. личность является оператуарной. Оператуарность - это крайнее проявление психосоматического функционирования.

Когда мы становимся такими же, как все (конформной биомассой, полуроботами, говорящими штампами типа "всё, что не делается, к лучшему", "так должно было быть", "мир прекрасен", "информация к размышлению", начинаем одеваться серо и малозаметно), мы заболеваем тяжелыми соматическими заболеваниями.

Почему? Потому, что стирание психической деятельности, а вместе с ней и креативности, исчезновение уникальности, нивелирование индивидуальных особенностей и черт характера говорит о том, что 1-й, психический путь, затоплен, выведен из строя и поэтому психика более не в состоянии защитить тело от всевозможных поражений.

Остаются поведенческий путь и соматический. Все ли соматические симптомы можно назвать психосоматическими? Принято различать соматизации и конверсионные соматические симптомы. Соматизация и конверсионные соматические симптомы Не одно и то же! Соматизация - плод 3-го, соматического пути, а конверсионные симптомы - 1-го, психического.

Конверсионные соматические симптомы разнообразны, уникальны, с безуминкой, и не случайно, а потому, что они созданы психическим аппаратом. Механизм образования истерических конверсионных симптомов хор известен: появляется невыполнимое, запретное агрессивное или инцестуозное сексуальное желание. Срабатывает защитный механизм (невротический) в виде вытеснения, благодаря которому невозможное, запретное желание попадает в бсз. При неудачном вытеснении остается симптом как компромиссное образование. Если во время анализа удается найти бсз смысл этого симптома (вытесненное желание), от симптома можно избавиться.

Психаппарат создал симптом, правда, важно обратить внимание на то, что если при неудачном вытеснении остаются не психические ( в виде фобий, навязчивостей), а соматические симптомы, то это говорит о том, что психический аппарат (1-й путь) полностью не справился, поэтому был задействован и 3-й, соматический путь. Соматические симптомы и болезни, наоборот, появляются из-за немощи психаппарата, вплоть до его полного выведения из строя. Поэтому психосоматические пациенты так похожи друг на друга и нет в них даже намека на вычурность, неординарность, безумие.

Царит оператуарность и синдромность.

У пациентов наблюдаются одни и те же симптомы и синдромы. И внешне они становятся похожими друг на друга, потому, что то, что придаёт нам индивидуальность, душевная, психическая жизнь дремлет или отсутствует. Глаза - зеркало души, уже ничего не выражают, т к душа замерла, «отделилась от тела» и к ней нет доступа. Есть лишь тело, но и оно уже перестало быть эротическим [телом] и стало лишь местом боли и телесного страдания.

Душевные страдания переместились. Теперь вместо душевных переживаний, вместо душевной боли появилась телесная боль (как правило, психические страдания при соматизациях отсутствуют, есть лишь озабоченность своим состоянием).

Вторичная истеризация

Орган или функция органа может вновь стать эрогенной зоной в период наступления физиологического несексуального функционирования [соматизация появляется когда человек функционирует лишь на физиологическом уровне, когда его психический регистр временно заблокирован так, как если бы его вообще не было]. Пораженный или больной орган, изначально лишенный смысла, может быть позже инвестированным психически, и именно это придает ему ценность эрогенной зоны.

Таким образом, ему прививается символическое значение. В случае вторичной истеризации соматический симптом прекращает быть «глупым» и наполняется смыслом, но эта, более поздняя инвестиция соматической патологии, слишком часто воспринимается как сама изначальная патология.

Л.И. Фусу, при цитировании ссылка на источник обязательна

 

 

раздел "Семинары"

 

  Жерар Швек "Ребенок как ипохондрический орган его матери"

  Эстер Бик "Размышления о функциях кожи в ранних объектных отношениях"

  Эстер Бик "Восприятие кожи в период ранних объектных отношений"

  Пьер Марти "Ментализация и психосоматика"

  Пьер Марти "Аллергические объектные отношения"

  Клод Смаджа "Горе, меланхолия и соматизация"

  Клод Смаджа "Модель влечений в психосоматике"