Институт Психологии и Психоанализа на Чистых прудахФрейд адаптированный для детей

Психоанализ сказки о мертвой царевне и семи богатырях, А. С. Пушкина.

Подготовила Студент 1 курса Института Психологии и Психоанализа на Чистых Прудах Саидова Елена Владиславовна.

Эссе

Сказка начинается со следующих строк:

Царь с царицею простился,
В путь-дорогу снарядился,
И царица у окна
Села ждать его одна.

Царь уезжает, царице тяжело, присутствует ощущение тоски, печали, одиночества, при этом царица в это время ждет ребенка. Всю беременность мать проводит в ожидании, и как только рождается дочь, на пороге появляется царь – отец.

Однако счастья не случилось, как только царица взглянула на появившегося мужа, то от нахлынувших на нее чувств, умерла, а через год царь уже женится на другой.

Таким образом, в отношениях новорожденной дочери и матери, собственно, не было матери, как только появляется фигура отца (дочь и отец «встречаются»), мать умирает и возникает мачеха. Молодая царевна растет и расцветает не по дням, а по часам назло этой самой мачехе.

Но царевна молодая,
Тихомолком расцветая,
Между тем росла, росла,
Поднялась - и расцвела.

Представляется, что вся сказка – это история про развитие Эдипова комплекса у девочек. Здесь мы сталкиваемся с проблемой женственности. При этом, можно предположить, что это, скорее всего, проработка Эдипа уже в подростковом возрасте (раньше замуж выдавали рано), где, если все протекает в нормальном варианте, Эдип окончательно разрешается.

Мачеха завидует красоте своей падчерицы и пытается ее извести, поскольку та - главная соперница за отца.

“Я ль, скажи мне, всех милее,
Всех румяней и белее?”
Что же зеркальце в ответ?
“Ты прекрасна, спору нет;
Но царевна всех милее,
Всех румяней и белее”.

Зеркало – символ внутреннего, бессознательного мира мачехи. Мачеха обращается к своим глубинным чувствам, откуда получает ответ.

Пока царевна была маленькая, она, очевидно, мачеху не беспокоила, но как только та достигла периода половой зрелости (в сказке говорится: «И жених сыскался ей Королевич Елисей»), стала представлять явную угрозу, с которой мачеха уже не могла мириться и готова была на все, вплоть до физического уничтожения падчерицы.

Как тягаться ей со мною?
Я в ней дурь-то успокою.
Вишь какая подросла!
Бросив зеркальце под лавку,
Позвала к себе Чернавку
И наказывает ей,
Весть царевну в глушь лесную
И, связав её, живую
Под сосной оставить там
На съедение волкам.

Здесь мы видим бессознательное желание матери не допустить соперницу, не допустить, чтобы девочка стала женщиной, «задавить» ее женское начало. Мать убивает свою дочь в качестве будущей женщины.

А что же со стороны девочки? Девочка входит в Эдип уже кастрированной, с нарциссической раной, с недостатком себя. И свои претензии по поводу ущербности девочка КАК БЫ обращает к матери ввиду фантазии, что именно мать ей либо недодала пенис, либо отняла за что-то. И девочка поворачивается к отцу в поисках того, что недодала ей мать и меняет свой объект, объектом ее влечения становится отец.

В сказке мы это видим в том, что царевна спасается от съедения волков, куда ее направила злая мачеха, и в лесу набредает на терем, где живут 7 богатырей. Убранство дома сразу внушает ей доверие.

В светлой горнице; кругом
Лавки, крытые ковром,
Под святыми стол дубовый,
Печь с лежанкой изразцовой.
Видит девица, что тут
Люди добрые живут;
Знать, не будет ей обидно!

Представляется, что 7 богатырей – это собирательный образ отцовской фигуры. Отношения между царевной и богатырями напоминают отношения отца и дочери. Царевна живет в их доме, ведет хозяйство (убирает, готовит и пр.), не перечит братьям, относится к ним с почтением, они ее также почитают и относятся как к меньшой.

А хозяюшкой она
В терему, меж тем, одна
Приберёт и приготовит.
Им она не прекословит,
Не перечат ей они.
Так идут за днями дни.

Вместе с тем, в определенный момент у царевны возникает фантазия про отношения с отцом, про то, чтобы выйти за него замуж. В сказке это отражается в следующем эпизоде, где царевна говорит со старшим из братьев (опять же отсылка к образу отца).

Братья милую девицу
Полюбили. К ней в светлицу
Раз, лишь только рассвело,
Всех их семеро вошло.
Старший молвил ей: “Девица,
Знаешь: всем ты нам сестрица,
Всех нас семеро, тебя
Все мы любим, за себя
Взять тебя мы все бы ради,
Да нельзя, так, бога ради,
Помири нас как-нибудь:
Одному женою будь,
Прочим ласковой сестрою.

Чувствуя это, царица не унимается, прознав с помощью волшебного зеркала, что молодая царевна жива, она направляет чернавку к ней под видом старухи, чтобы бы та извела ее – дала отравленное яблоко. Т.е. пока царевна живет у 7 богатырей – она все еще соперница для своей мачехи и та хочет ее убить.

Яблоко – символ соблазна, «первородного греха». Оно влечет царевну и та не удерживается от желания вкусить его. Но яблоко отравлено (испорчено) и это отравленное яблоко дала ей ее мачеха. Можно предположить, что это бессознательные фантазии матери о том, чтобы убить в дочери желание к отцу, сделать ее не женственной. В итоге царевна «мертвая», жизненной энергии нет, не растет, застыла, мать не стареет.

Сотворив обряд печальный,
Вот они во гроб хрустальный
Труп царевны молодой
Положили - и толпой
Понесли в пустую гору.

Примечательно, что богатыри понесли царевну именно в гору (пещеру). Можно предположить, что гора – это символический образ матери (ее чрева), в которую царевну помещают. Можно сказать, что здесь со стороны девочки (царевны) произошел отказ от отца. В своем отказе от отца, царевна идентифицируется с матерью и принимает на себя женскую сексуальную идентичность. И как только это происходит, царевну находит ее жених – Королевич Елисей и царевна оживает.

Возможно, неподвижность царевны (в сказке не раз отмечается, что ее замершее состояние было скорее похоже на сон, чем на смерть) – это также некая остановка, принятие своей кастрированной природы. Ведь для того, чтобы принять идентификацию с мамой девочки должны принять свою кастрированность.

Счастливая пара отправляется домой. И как только злая мачеха видит счастливых жениха и невесту, появляющихся у ворот, она умирает и, соответственно, отношения соперничества исчезают. Дочь больше не угроза для матери, мать – не угроза для дочери. Мы видим благополучное разрешение Эдипова конфликта.

Свадьбу тотчас учинили,
И с невестою своей
Обвенчался Елисей;
И никто с начала мира
Не видал такого пира;
Я там был, мёд, пиво пил,
Да усы лишь обмочил.

 

 

Раздел "Статьи"

   Другие статьи преподавателей и студентов института:

   Психоаналитическое эссе на тему сказки С. Т. Аксакова «Аленький цветочек»

   Психоаналитическое понимание сказки про Колобка

   Эссе на тему сказки Шарля Перро «Синяя Борода»

   Психоаналитическое резюме на аниме Pandora Hearts

   Проекции и контрперенос в работе с подростком

   Сравнение отношения ко Злу/Тени

   Эссе на сказку «Поди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что»

   Психоаналитическая интерпретация сказки «Медведь – липовая нога»