Институт Психологии и Психоанализа на Чистых прудахФрейд адаптированный для детей

Фадеева М. А. «Депрессивные личности» 2-й курс вечернее отделение.

депрессия

Депрессивные личности - личности, чьи характерологические паттерны создаются депрессивной динамикой, но основные организующие темы, ожидания, страхи, конфликты и бессознательные объяснительные конструкты депрессивных и маниакальных людей аналогичны.

На психотическом уровне это - биполярное аффективное расстройство (ранее — маниакально-депрессивный психоз) — психическое расстройство, проявляющееся аффективными состояниями: маниакальными (либо гипоманиакальными) и депрессивными, а также смешанными состояниями, при которых у больного наблюдаются признаки депрессии и мании одновременно, например, тоска со взвинченностью, беспокойством, или эйфория с заторможенностью (так называемая непродуктивная мания). Эти состояния периодически в виде фаз непосредственно или через «светлые» промежутки психического здоровья (так называемые интерфазы, или интермиссии) сменяют друг друга без или почти без снижения психических функций даже при большом числе перенесённых фаз и любой продолжительности болезни.

На пограничном уровне это - Большая депрессия (или клиническая депрессия), в отличие от обычной депрессии, которой называют практически любое плохое или подавленное, тоскливое настроение, — это не только и даже не столько плохое настроение, а целый комплекс симптомов.

Более того, большая депрессия может вообще не сопровождаться плохим настроением, подавленностью или тоской — так называемая депрессия без депрессии, или маскированная депрессия, соматизированная депрессия.
В легкой степени депрессии встречаются почти в каждом неврозе, по крайней мере, в форме невротического чувства неполноценности.
Депрессивная фаза характеризуется чрезмерным снижением уровня повседневной активности. Обычно пациенты сообщают о выраженной грусти, могут постоянно плакать. Они теряют интерес к тому, что ранее доставляло удовольствие. Пациент может жаловаться на потерю энергии и проводить в дремоте значительную часть дня. Как это ни парадоксально, некоторые депрессивные больные выглядят возбужденными, в особенности ночью, когда их мучает бессонница и ранние пробуждения по утрам. Депрессивная фаза сопровождается идеями малоценности, безнадежности и самообвинения. Человек в этой фазе обычно погружен в задумчивость, жалуется на неспособность принимать решения, и может высказывать суицидальные мысли.
Большая депрессия также чаще встречается среди населения крупных городов и мегаполисов по сравнению с населением небольших городов, посёлков и деревень, чаще среди населения развитых стран, чем отсталых и развивающихся.
Но скученность и перенаселённость крупных городов, более быстрый темп жизни, более высокий уровень социальных требований и большее количество стрессов, а также плохая экология, по-видимому, тоже играют роль в большей распространённости большой депрессии в развитых странах и в крупных городах.
Часто (но не всегда) большая депрессия развивается после психической травмы — например, потери работы, банкротства, тяжёлой болезни или смерти близкого или любимого человека, развода, переезда на новое место с потерей всех прежних социальных связей и т. п. Но нередко она развивается и сама по себе, без всяких видимых причин, или от незначительного, на первый взгляд, стресса.
Также с повышенной частотой большая депрессия развивается у лиц, у которых родственники (особенно ближайшие) страдали или страдают большой депрессией, биполярным аффективным расстройством, шизоаффективным расстройством и некоторыми другими психическими заболеваниями.
Согласно Фрейду, внешние провоцирующие причины и бессознательные диспозиции комплементарны. Такая закономерность сохраняется и в случае маниакально-депрессивных нарушений. Индивид, предрасположенный к заболеванию в силу оральной фиксации, может заболеть в результате незначительной провокации, недоступной наблюдению. В свою очередь, тот, кто не предрасположен к заболеванию, все равно заболеет при слишком неблагоприятных обстоятельствах.
Фрейд      был   первым,   кто   сравнил   и   противопоставил   депрессивные   состояния нормальному переживанию горя.
При обычных реакциях горя внешний мир переживается как уменьшившийся каким либо важным способом (потеря значимой личности), в то время как при депрессивном состоянии то, что переживается как потерянное или разрушенное, является частью самого себя. Не существует депрессии, которая не повторяла бы первой решающей реакции ребенка на затруднении, когда сформировался паттерн последующих срывов. Депрессивные пациенты борются за поддержание самоуважения наподобие того, как они это делали, будучи детьми, под влиянием оральных фиксаций. Абрахам показал, что индивиды, склонные к депрессии, в детстве обычно подвергались фрустрациям, на которые реагировали посредством схожего механизма. Эти фрустрации нанесли серьезный ущерб их нарцистическим нуждам и в соответствии с прегенитальной фиксацией случились в раннем возрасте. Абрахам выделил предпосылки психической депрессии:

•    Уязвление нарциссизма в раннем детстве вследствие повторных разочарований в любви

•    Сильнейшее разочарование в любви еще до преодоления эдиповых желаний

•    Событие,     провоцирующее    заболевание,    должно    повторять    первоначальное разочарование в любви.

Люди становятся фиксированными на той инфантильной стадии, в течение которой они были избалованы или подвергались депревации. Это может быть слишком раннее или внезапное отнятие от груди или другая фрустрация, которая превзошла способность к адаптации.
Депрессивные люди часто являются полными, они обычно любят есть, пить, курить, говорить, целоваться и получать другие оральные удовольствия. Они имеют тенденцию описывать свой эмоциональный опыт, используя аналогию с голодом.
Люди в депрессивном состоянии направляют большую часть своего негативного аффекта не на другого, а на самого себя, ненавидя себя вне всякого соотнесения со своими актуальными недостатками. Интернализация исходного внешнего конфликта осуществляется посредством интроекции, т.е. фантазии, что амбивалентно любимый объект поглощен и находится внутри тела. Эта интроекция представляет собой сексуально-оральную фантазию пациента.
Сочетание эмоционального и актуального отделения с родительским критицизмом с определенной вероятностью создает депрессивную динамику. Интроекция тогда не только попытка восполнить утрату объекта, но и одновременно попытка достичь мистического единства с всемогущей особой, сделаться «компаньоном» утраченной особы, ее «пищевым партнером», посредством делания ее своей субстанцией. В процессе депрессии объект, который считается ответственным за психическое равновесие, наказывается и подвергается разрушению, но в результате интроекции объект стал частью самого пациента. Модель, направленной вовнутрь агрессии, согласуется с наблюдениями, что депрессивные люди редко спонтанно и бесконфликтно переживают чувство гнева. Бунтарские установки действуют только в скрытой форме. Депрессивные люди легко нравятся окружающим.  Т.к. они направляют  свою   ненависть  и   критицизм  скорее   вовнутрь,   чем   вовне,   они  обычно великодушны, чувствительны и терпеливы к недостаткам. Защитные механизмы при депрессии:

•    Интроекция, её тип - бессознательная интернализация наиболее ненавистных качеств старых объектов любви. Их позитивные черты вспоминаются с благодарностью, а негативные переживаются как часть самого себя. Дети проецируют свои реакции на объекты любви, которые покидают их, воображая, что те покидают их, чувствуя гнев или  обиду.  Затем  такие  образы  недоброжелательного  и  переживающего  обиду покидающего объекта изгоняются из сознания и переживаются как плохая часть собственного «Я»: они слишком болезненны, чтобы их выносить, и противоречат надежде любовного воссоединения. Ребенок выходит из переживании травматической или   преждевременной   потери,   идеализируя   потерянный   объект   и   вбирая   все негативные аффекты в ощущение собственного «Я».

•    Обращение против себя.  Им достигается снижение тревоги, особенно тревоги сепарации, и сохраняется ощущение силы (если «плохость» во мне, то я могу изменить эту нарушенную ситуацию). Обычно люди идут на любого рода страдания, чтобы избежать  беспомощности.  Человек склонен  предпочитать  иррациональную  вину признанию слабости.

•    Идеализация.   Поскольку   их   самооценка  снижается   в   ответ   на   переживания, постольку восхищение, с которым они воспринимают других, повышает ее.

Типичным для депрессивных людей являются циклы:

1.   они наблюдают других в исключительно высоком свете
2.   затем переживают унижение от сравнения
3.   затем снова ищут идеализированные объекты для компенсации
4.   чувствуют себя ниже этих объектов
5.   и т. д.

Идеализация организована вокруг морали, а не статуса и силы.

Объектные отношения.

Депрессивные люди склонны чувствовать, что они заслуживают большей ненависти и их порочность недостаточно очевидна для других. Характерная позиция выражается не столько утверждением: « Все ненавидят меня», сколько утверждением: «Я себя ненавижу». Они не могут любить себя больше, чем они любят внешние объекты. Они столь же амбивалентны к себе, как и к внешним объектам. В отношении к объекту любовные побуждения проявляются относительно открыто, а ненависть скрывается. В отношении к себе ненависть очевидна, а любовь остается скрытой. Только психоанализ обнаруживает, что депрессивные пациенты ведут себя очень высокомерно и навязываются объектам.
Враждебность к фрустрирующим объектам оборачивается враждебностью к собственному эго. Ненависть к себе проявляется в форме чувства вины, т. е разлада эго и суперэго.
Объектные отношения у них имеют черты идентификации, они склонны к частой смене объектов, т.к. ни один из объектов не может обеспечить им необходимого удовлетворения. Эти индивиды требуют от объектов поведения, которое допускает или поощряет их соучастие, позволяет чувствовать единство с партнером. Стремление к согласию с людьми вынуждает их отрицать всякую враждебность. Это помогает им повысить самоуважение. Они не способны к активной любви, но испытывают потребность быть любимыми.
Перенос и контрперенос.
Депрессивные люди проецируют на терапевта собственных внутренних критиков, интроекты. Они подвержены хроническому убеждению, что участие и уважение терапевта сразу же исчезло бы, если бы он действительно узнал их. По мере того, как они прогрессируют в терапии, они начинают делать это меньше и переживают враждебные отношения в форме гнева и критики, направленных на терапевта.
Контрперенос  у терапевта  выражается  от доброй  привязанности  до  всемогущих фантазий спасения в зависимости от тяжести депрессивной патологии пациента.

 

Литература:

•    Ненси Мак-Вильям «ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА»
•    Отто Фенихель «ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ НЕВРОЗОВ»
•    Википедия - свободная энциклопедия (www.wikipedia.ru)
 

Раздел "Статьи"

 

   Другие статьи преподавателей и студентов института:

   Психоаналитический анализ сказки о мертвой царевне и семи богатырях

   Психоаналитическое резюме на аниме Pandora Hearts

   Психоаналитическое понимание сказки про Колобка

   Проекции и контрперенос в работе с подростком

   Сравнение отношения ко Злу/Тени

   Я чувствую – значит Я существую!

   Беременность и Стресс